Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия сайта
Министерство культуры Оренбургской области
Оренбургская областная универсальная
научная библиотека им. Н.К. Крупской

г. Оренбург, ул. Советская, 20, orenlib@bk.ru
Тел. для справок: +7 (3532) 32-32-48, приемная: +7 (3532) 77-06-76
RU / EN
Версия для слабовидящих
Контактная информация
Режим работы

       
      Электронный каталог       Электронная библиотека       Продление книг       Виртуальная справка       Электронная доставка документов
«
»
Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Независимая оценка качества оказания услуг

Уважаемые посетители!

Просим вас принять участие в оценке качества услуг библиотеки.
Анкета доступна по QR-коду, а также по прямой ссылке:
https://bus.gov.ru/qrcode/rate/381772

Значение слова: «Ба́за»

Главная / Новости и события / PROлитературу / От «дыма» к «стихам в прозе»: к 205-летию со дня рождения Ивана Сергеевича Тургенева

От «дыма» к «стихам в прозе»: к 205-летию со дня рождения Ивана Сергеевича Тургенева

В ноябре 2023 года исполняется 205 лет со дня рождения великого русского писателя, поэта и публициста Ивана Сергеевича Тургенева (1818-1883), чьё творчество оказало значительное влияние на развитие не только русского, но и западноевропейского романа второй половины XIX века.

Сектор редких книг Оренбургской областной библиотеки им. Н. К. Крупской знакомит читателей с тургеневскими приёмами работы с текстом, вызывавшими восхищение у современников и ярко освещенными в статьях из периодических изданий конца XIX - начала XX века.

Иван Сергеевич был сложной, противоречивой личностью. В 1880 году в предисловии к сборнику из шести написанных им романов он описал свои личные убеждения: «Я стремился, насколько хватило сил и уменья, добросовестно и беспристрастно изобразить и воплотить в надлежащие типы и то, что Шекспир называет [самый образ и давление времени], и ту быстро изменяющуюся физиономию русских людей культурного слоя, который преимущественно служит предметом моих наблюдений».

Пытливая наблюдательность И. С. Тургенева как творца, общественного деятеля и историка своего времени выражалась в кропотливой, многомесячной работе над каждым из его произведений. Эта работа включала в себя несколько последовательных этапов, часто упоминавшихся им самим в переписке с друзьями, редакторами и издателями. Так, в начале «поэтического составления» каждого романа, по яркой характеристике Ивана Сергеевича, лежало «вынашивание» им в душе главных типов и элементов будущего сочинения без потребности закрепить возникающие образы словом.

Эта стадию творческого процесса писатель раскрывал в письме к своему другу Александру Топорову, опубликованному в октябрьском номере журнала «Русская старина» за 1883 год в статье «Иван Сергеевич Тургенев в заботах о судьбе своих сочинений». Великий литератор указывал: «Я не только не хочу, но я совершенно не могу, не в состоянии написать что-нибудь с предвзятой мыслью и целью, чтобы провести ту или другую идею. У меня выходит произведение литературное так, как растёт трава. Я встречаю, например, в жизни <...> какого-нибудь Петра <...>, и в этом Петре поражает меня нечто особенное, то, чего я не видел и не слышал от других. Я в него вглядываюсь, на меня он <...> производит особенное впечатление. <...> Я сопоставляю эти лица с другими лицами, ввожу их в сферу различных действий, и вот создаётся у меня целый особый мирок <...>. Затем, нежданно, негаданно является потребность изобразить этот мирок...».

   

 

Следовательно, исходной точкой образа каждого героя, его характера и мировоззрения являлся живой человек, однажды встреченный Тургеневым, к которому постепенно примешивались и прикладывались подходящие для данного произведения элементы. Например, в основу образа героя первого романа писателя, «Рудин», был положен мыслитель и революционер Михаил Бакунин; материал для типа характера Евгения Базарова (героя произведения «Отцы и дети») взят у провинциального врача Якова Дмитриевича Дмитриева; прототипом Ирины Ратмировой из романа «Дым» стала фаворитка российского императора Александра II - фрейлина Александра Альбединская.

Следующим этапом написания произведения для И. С. Тургенева была подготовительная работа, вызванная потребностью «закрепить образы, которые складывались в воображении», и придать им более определённости. Для этого Иван Сергеевич сначала набрасывал подробную биографию каждого действующего лица и даже ближайших его предков. Далее в формате конспекта на двух-трёх листах так просто, «как пишут для детей», им описывался сюжет произведения, и уже на основании этого конспекта писатель создавал черновик романа или рассказа. Например, для романа «Накануне», опубликованного в 1860 году, он создал небольшую тетрадку, сшитую из нескольких листов дешёвой почтовой бумаги. На заглавной странице указывалось: «Формулярные списки действующих лиц новой повести». В этой тетрадке, кроме биографий и фактов из жизни героев, приводились краткие характеристики всех действующих лиц с подчёркиванием их основных нравственных качеств.

Тургенев приступал к связному изложению текста не раньше как «после выяснения и закрепления на бумаге каждого из действующих лиц с полной тщательностью добросовестностью». При этом во время самого процесса написания чернового варианта романа или рассказа от составленных им биографий мало что оставалось, иногда даже изменялся характер действующих лиц. Так, в одном из писем к С. К. Брюлловой, опубликованном в журнале «Русская мысль» в июне 1897 года, Иван Сергеевич указывал: «У меня готов сюжет и план романа, <...> но из двенадцати лиц составляющих мой персонал два лица не довольно изучены на месте - не взяты живьём; а сочинять в известном смысле я не хочу, да и пользы от этого нет никакой, ибо никого обмануть нельзя. Следовательно, нужно собирать материал...».

 

 

Третий этап творческого процесса представлял собой установление писателем связей между указанными в конспектах биографиями героев и событиями, с которыми им придётся столкнуться. Иван Сергеевич работал очень усердно и не мог продолжать писать, если не был доволен фразой или местом в произведении, которое, как ему казалось, не удавалось. Летом он писал обыкновенно по ночам, с восьми часов вечера до трёх-четырёх часов утра, а днём отдыхал, хлопотал по хозяйству или прогуливался. Тургенев выбирал ночное время для писания не из-за особого времени, когда на него снисходило вдохновение, а, как отмечали его друзья, лишь «по чисто практическим соображениям: ночью совершенно тихо и мух нет».

Современники отмечали, что Иван Тургенев не мог писать отрывками, оставляя неоконченными части произведений, чтобы потом свести их в одно целое. В своей черновой работе он пользовался набросками и заметками, составленными в разное время и по различным случаям. Заметки эти писались на клочках бумаги разного формата и цвета и складывались в особый портфель. Это были своего рода эскизы - целая коллекция идей и этюдов с натуры, которые он использовал при написании «большой картины».

В этот же портфель с «эскизами» попадали и второстепенные персонажи его крупных произведений, выброшенные при окончательной правке текста, а также отдельные выражения и впечатления из личной переписки. Например, описание осинового леса, данные в начале XI главы романа «Отцы и дети», взяты им из письма, отправленного писателем С. Т. Аксакову в 1853 году.

При работе над своими произведениями И. С. Тургенев считал необходимым понимать происходящие события и знать точные решения возникавших перед их героями проблем. Например, прежде чем описать в рассказе «Степной король Лир» процесс передачи родового поместья в наследство сыну, Иван Сергеевич обратился к своему управляющему Кишинскому с просьбой дать ему «в подробностях самым обстоятельным и деловым образом» ответ на несколько вопросов: как это (передача поместья в наследство) делается ли делалось, в какое место подаётся просьба, как составляется акт, как он приводился в исполнение, кто при этом должен присутствовать в качестве свидетелей, какие полицейские или административные лица.

Окончив черновик произведения, Тургенев указывал год, число, день недели, а иногда даже час, когда была поставлена точка «блаженного последнего слова», после чего собственноручно приступал к переписыванию текста. С этого момента начинался этап окончательного усовершенствования и отделки произведения, который включал исправление ошибок и неточностей при переписке, исправление итоговой рукописи до сдачи её в типографию и исправление текста произведения при переиздании.

На все предложения издателей передать работу по переписыванию рукописей редакторам Иван Сергеевич отвечал: «...переписывая, я исправляю, что несколько облегчает эту противную работу или, по крайней мере, даёт ей смысл». В августе 1890 года в журнале «Русский вестник» была опубликована переписка Тургенева с журналистом и публицистом Николаем Щербанём. В комментариях к письму от 1 июля 1863 года публицист указывал, что великий писатель говаривал: «...переписывая - видишь себя иначе, чем в черновой рукописи; иное не понимаешь, откуда там и взялось, как написалось; другое, напротив, само собою навёртывается, тогда как прежде и не снилось. Вдохновение - слишком большое слово, не каждому по плечу, <...> а для рукописей идеал был бы непременно самому держать корректуру - в печати ещё виднее».

 

 

Произведения, лично переписанные И. С. Тургеневым, не сразу поступали на публикацию к издателям. Проходило от одного месяца до полугода, в течение которых они внимательно просматривались автором и прочитывались друзьям, высказывавшим замечания. К некоторым из этих замечаний Иван Сергеевич прислушивался и вносил в текст соответствующие правки и дополнения. Например, для романа «Отцы и дети» им была заведена целая тетрадка загадочного для непосвящённых лиц содержания под названием «Глава такая-то», куда вносились замечания. В ней содержались следующие записи: в строке такой-то выкинуто слово «...», в строке такой-то прибавить слово «...», в строке такой-то выкинуть слова «...» и вместо них поставить «...». Спустя пару месяцев писатель переписал тетрадку, сличая её с текстом рукописи, после чего отдал один вариант тетрадки Н. В. Щербаню для передачи в редакцию «Русского вестника», а другой вариант отправил по почте П. В. Анненкову.

Ввиду неизбежности будущих исправлений И. С. Тургенев иногда делал в чистовой рукописи большие поля вполовину страницы, оставляя всю обратную сторону чистой. Получалось, что текст занимал лишь четверть от объёма рукописи, при этом черновики писались им без каких-либо отклонений.

Журнальной критике Иван Сергеевич придавал гораздо меньшее значение, чем отзывам своих друзей. Он целенаправленно усиливал или разъяснял ту часть произведения, которая вызывала нападки, а не вычёркивал или изменял её. Так, после неприятия критиками мировоззрения Потугина, героя романа «Дым», второе издание было дополнено не менее чем тремя печатными страницами прямой речи героя, которые, по уверению Тургенева, «придали ему несколько новых черт, ещё определённее выказывающих его значение, сущность и смысл».

Изменения и поправки, вносимые Иваном Сергеевичем при последующих изданиях, заключались, главным образом, в «тщательной отделке языка» героев. Учёный-литературовед Николай Гутьяр отмечал, что писатель заботился о благозвучии, плавности и чистоте речи, прилагая усилия к тому, чтобы «удачным, настоящим словом закрепить каждый оттенок и всякую характерную особенность описываемого факта». Например, фразу «несколько мгновений спустя» он исправлял на «несколько спустя», «тотчас начал кричать» на «тотчас принялся кричать».

 

 

Опечатки доставляли Ивану Тургеневу «особые муки». Просматривая чистовые варианты своих рукописей с великим вниманием, он не отвечал только за знаки препинания, особенно тире. Тире он настолько злоупотреблял, что ставил его при всяком затруднении, «часто заменяя им и запятую, и точку с запятой, и точку».

Таким образом, тургеневские приёмы работы с текстом произведений «от дыма» до «стихов в прозе» представляют значительный интерес для начинающих литераторов, ярко раскрывают своеобразный характер и мировоззрения великого писателя.

 

Список литературы:

Барсов, А. Б. Литература после Гоголя. И. С. Тургенев / А. Б. Барсов // Педагогический сборник. - 1903. - № 8. - С. 83-109;

Гершензон, М. О. Поэмы И. С. Тургенева / М. О. Гершензон // Русская мысль. - 1910. - № 9. - С. 82-110;

Гутьяр, Н. М. Творчество И. С. Тургенева: процесс его и приёмы / Н. М. Гутьяр // Вестник Европы. - 1905. - № 10. - С. 681-698;

Иванов, И. Иван Сергеевич Тургенев (жизнь, личность, творчество) / И. Иванов // Мир Божий. - 1895. - № 1. - С. 1-42;

Иван Сергеевич Тургенев в заботах о судьбе своих сочинений // Русская старина. - 1883. - № 10. - С. 235-258;

Иван Сергеевич Тургенев в 1839-1882 гг. // Русская старина. - 1884. - № 5. - С. 391-402;

Из писем И. С. Тургенева к С. К. Брюлловой, рождённой Кавелиной (1871-1877 гг.): с предисловием и примечаниями Д. А. Корсакова // Русская мысль. - 1897. - № 6. - С. 18-29;

Овсянико-Куликовский, Д. Н. Тургенев и Толстой. «Новь» и тип «нужного для России человека» / Д. Н. Овсянико-Куликовский // Северный вестник. - 1895. - № 2. - С. 58-72;

Сакулин, П. Н. Художник эпохи перелома (И. С. Тургенев) / П. Н. Сакулин // Вестник воспитания. - 1908. - № 5. - С. 21-45;

Шаблиовский, П. В. Мировоззрение Тургенева / П. В. Шаблиовский // Вестник воспитания. - 1914. - № 5. - С. 108-159;

Щербань, Н. В. Тридцать два письма И. С. Тургенева и воспоминания о нём (1861-1875) / Н. В. Щербань // Русский вестник. - 1890. - № 8. - С. 1-26.    

7 Ноября 2023  16:33    Просмотров: 1295
Поделиться: