КАЛЕНДАРЬ ПАМЯТНЫХ ДАТ
ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

2020 · 2021


Партнеры


  Расширенный поиск

76 лет назад 7 октября 1945 года
родился Рыков Павел Георгиевич

Журналист, публицист, прозаик, поэт, драматург,

Заслуженный работник культуры Российской Федерации.

 

К САМОМУ СЕБЕ

( Автобиографические размышления)

Думаю, главным, определяющим событием в моей судьбе является Великая Отечественная Война. Звучит пафосно, кому-то может показаться, что излишне пафосно. Но это так. Мои родители - фронтовые медики познакомились на фронте, в Действующей Армии, где-то в Польше, по дороге в Восточную Пруссию. Не будь войны, где бы они могли встретиться? Думаю, нигде. Отец - Георгий Васильевич Рыков, оренбуржец, рентгенотехник, сын репрессированного отца, тщательно скрывавший своё происхождение из старинного дворянского рода. Мама -  Екатерина Семёновна Кашинцева - врач, москвичка, дочь  прекрасного специалиста-кондитера, родом из вологодских крестьян-ямщиков. Но,  встретились. Дело молодое, не дожидаясь благословения  командования и Дня Победы, в походно-полевых условиях стали мужем и женой. В результате родился я. Это случилось в Москве 7 октября 1945 года. Назван в честь дяди , павшего смертью храбрых под Киевом в 1943 г. Всего в нашей семье, включая родных жены, на войну ушло семеро. Двое не вернулись.

Я, как и мои сверстники, рос в соседстве и под приглядом фронтовиков. А также тех, кто ломал войну в тылу, прятался от ночных бомбёжек в окопчике, выкопанном в московском дворике, кто работал на оборону, кто продолжал ждать с войны тех, кто не вернулся. Позднее, в школе №2 Оренбурга, где я получил Аттестат Зрелости, были учителя-фронтовики. Например, великий, как я считаю, педагог Борис Андреевич Коростин - офицер-фронтовик, учитель Военного дела, учёный, писатель-краевед. На всю жизнь запомнил я 250-тикилометровый поход на вёслах вниз по Уралу на шлюпке под его командованием, с заданием от Областного Музея собирать артефакты для музейной коллекции. Тогда полной мерой я ощутил всю неизбывную красоту Урала, историю приуральных станиц Оренбургского Казачьего Войска, проникся пониманием трагической и славной истории нашего Края. Мои Учителя в Школе и по жизни редко надевали боевые награды, не разбавляя их множеством памятных значков и жетонов, и крайне неохотно рассказывали о самой войне. Но если рассказывали - мороз по коже пробирал. Заслужить молчаливое одобрение или скупую похвалу такого человека дорогого стоило. Отсюда мой писательский интерес и в поэзии, и в прозе, и в драматургии, и в журналистике к военной теме. И он только рос по мере моего взросления и углубления познаний о произошедшем со страной. Так  что, сборник стихотворений «Год рождения 1945» возник у меня не случайно.

Мои литературные пристрастия сложились под воздействием чтения. Сначала мне с самых малых лет читала вслух мама. С тех пор в мою жизнь вошли, и по сей день остаются со мной уже самостоятельно прочитанные книги: Сказки Пушкина, и «Капитанская дочка» с её эпиграфом - «Береги платье снову, а честь смолоду», «Конёк-Горбунок» Ершова, Аксаков со своим «Аленьким Цветочком», наполненным великим философским смыслом, «Тарас Бульба» Гоголя. Несомненно, в этом ряду - русские былины. А ещё Станюкович и его морские рассказы, ненавязчиво предложенные мне для прочтения - потом только понял, почему. Записки Миклухо-Маклая о жизни среди папуасов, «Дерсу Узала» Арсеньева. И пошло-поехало. Домой приходила «Роман-Газета» с новинками современной литературы. А ещё Джек Лондон, Жюль Верн, Даниэль Дефо, Джонатан Свифт - список этот долог. Я записан был в библиотеку им. Ямашева. И в Москве, где я учился и в школе, и в институте - везде, как на молитву ходил, в библиотеки. Они с самого детства представлялись мне местом, где сосредоточены главные сокровища мира. Сколько я прочёл книг - уму непостижимо, стихийно выработав и используя технику быстрого чтения.

  Работать  начал рано, пятнадцати лет отроду,  во время летних каникул. Одно лето - учеником токаря, Другое - матросом-спасателем. В школе, а я окончил Школу №2, (теперь это Гимназия). Учился весьма неровно, если не сказать, плохо. Мне была чужда  и не интересна математика во всех её алгебраическо-тригонометрических  проявлениях. Зато любил литературу, историю, географию, обществоведение. В младших классах, было, возлюбил пение. Но петь в хоре мне запретили категорически, утверждая, что какой-то медведь наступил мне на ухо. Сначала обиделся. Но потом обрадовался, потому что не надо было петь фальшивым голосом казавшиеся мне надуманно-оптимистические «пионерские» песни. Школу закончил успешно, потому, что  педагоги во главе с директором-фронтовиком Л.С. Васильевым обречённо махнули на мою математическую темноту рукой, понимая, что мне прямая дорога в сторону гуманитарную. Тогда я фонтанировал стихами типа: «У Наташи губки крашены./ Я стою, разинув рот./ Неужели - даже страшно мне -/Не взглянув, она пройдёт». А ещё имел склонность к актёрству. Уже после школы мне удалось сыграть роль бандита в спектакле Оренбургского ТЮЗа. Была попытка создать такой театр в помещении, которое занимает ныне Татарский театр им. М.Файзи. Играли мы пьесу «Два Цвета». Так я учился и был выпущен на волю. Кстати, при теперешних идиотских обысках и видеоподглядываниях на выпускных экзаменах, ввек бы мне школу не закончить. Но, прежде, чем начать учёбу в ВУЗе, я несколько месяцев поработал на заводе «Гидропресс», овладев профессией аккумуляторщика. Работа на заводе дала мне  много в плане понимания жизни такой, как она есть.

А затем - возвращение в родную Москву, в родной дом и четыре года учёбы в Московском Государственном институте Культуры. (Мы, шуткуя, называли его меж собой, институтом Культуры и Отдыха) На самом деле, это были интенсивнейшие годы овладения профессией режиссёра. Наши Мастера (руководитель Курса, Юрий Николаевич Мальковский - Заслуженный артист РСФСР, ученик К.С. Станиславского) поставили ТРИ больших спектакля:  «Электру» Еврипида, «Слон» А. Копкова, «Первый день свободы»  польского драматурга Л. Кручковского. А ещё по одному акту А.Островского, Мольера, а ещё - наши собственные инсценировки по рассказам Шукшина, Абрамова, Можаева и т.д. Здесь же я готовил чтецкие программы по стихам Саши Чёрного, Франсуа Вийона и Твардовского,  принимал участие в двух поэтических спектаклях «Братская ГЭС» по поэме Евтушенко и по поэме «Двенадцать Блока. Именно там началось предметное знакомство с драматургией. Я написал инсценировку по рассказу «Случай на станции Кочетовка» А. Солженицына, которую сам и поставил. Учёба доставляла истинное наслаждение. Кроме заучивания текста ролей, мы учились тому, что называется Действенный Анализ, постигали постановочные приёмы и сами сколачивали декорации. А сколько спектаклей лучших московских и ленинградских, тбилисских гастролирующих зарубежных театров мы пересмотрели! Старались просочиться в каждую щёлку, чтобы побывать на премьерах легендарной Таганки и др. Мало какая художественная выставка обходилась без нашего присутствия. Довелось бывать в концертах всемирно известных музыкантов. А ещё книги-книги-книги. А ещё и все прелести студенческой вольницы.

Все эти годы я продолжал писать стихи. Этим  занялся ещё в Оренбурге, когда какое-то время посещал занятия Литобъединения им. Муссы Джалиля, которым руководил «непечатный» поэт Геннадий Хомутов. Непечатным он был потому, что его не печатали из-за его «несоответствия линии партии в литературе». А уж нас-то тем более, хотя литобъединение существовало при редакции молодёжной газеты «Комсомольское Племя» Но редактор газеты Марган Мерзабеков позволял просочиться поэзии, тем более нашей, на страницы газеты крайне редко. Газета всё больше писала о комсомольцах, отличившихся на весновспашке и надоях на фуражную голову КРС. А поэзия? Только с одобрения нашего сурового  Наставника. Он  был бескомпромиссен в оценках, несмотря на коллективно распиваемый в складчину портвейн «777» после горячего обсуждения наших «нетленок» И это правильно! Быть может, поэтому в Русской Литературе зазвучали и по сей день звучат имена Юрия Орябинского, Ивана Уханова, Петра Краснова, Надежды Кондаковой. Валерия Кузнецова. Тогда и я сподобился чести быть представленным  ОДНИМ стихотворением на газетной полосе. Остальные мои излияния души... Да! Они не сохранились даже в черновиках. Много позже я вывел для себя следующую формулу: «УМЕНИЕ  САМОМУ ЗАЧЁРКИВАТЬ  НАПИСАННОЕ ТОБОЙ, БЫТЬ МОЖЕТ, ВАЖНЕЕ, ЧЕМ УМЕНИЕ ПИСАТЬ». Первую пьесу по-серьёзному я написал для знаменитого Театра на Таганке. Это была инсценировка по роману Р. Бредбери « 451 градус по Фаренгейту». Текст читал сам Ю.П. Любимов. Ему понравилось сама идея, которая требовала, однако, доработки. По разным причинам работа доделана не была. Видимо, не хватило драматургического умения.  А стихи я продолжал писать. Писал и браковал. И потому безо всякой жалости жёг «нетленку» в печке. Слава Богу, некоторые свои произведения дарил. Одна из принявших мой дар,  как-то вернула мне стопку виршей. Среди них поэма «Мятеж».

После института начал работать руководителем студенческого театра в Московском Институте Мясной и Молочной промышленности. Поставил со студентами водевиль «Беда от нежного сердца» в современной интерпретации, для которого написал песенки и даже напел их ребятам из студенческой же рок-группы. И это был первый, но не единственный опыт композиторской деятельности человека, не имеющего музобразования . Я и нот не знаю. Играть на инструментах также не умею. Да и петь мне не стоит. Но, однако.. Одновременно руководил Народным театром в г.Истра Московской области. Ставил там «Вассу Железнову». В Истре впервые опубликовал в газете заметку о театре. А потом некоторое время трудился Художественным руководителем Клуба Московского ликероводочного завода. А ещё подрабатывал актёром массовки на киностудии «Мосфильм». А ещё грузчиком на станции Москва-Товарная Курская. Пытался публиковать рассказы. Один из отзывов из редакции с отказом храню где-то по сей день среди бумаг. Суть отказа: «Рассказ хорошо написан. Но публиковать такое нельзя». Рассказ этот «Сочинение на свободную тему» вошёл много лет спустя в том « Проза» из трёхтомника «Избранное», вышедшего в Оренбурге в издательстве «ДИМУР». Эта история молодой учительницы, существа затёртого жизнью, БЕЗДУХОВНОГО. В определённой степени тема утраченной духовности стала одной из главных тем, которой посвящена моя литературная деятельность. Бездуховность - есть основной фактор разложения, распада личности и предвестник  гибели государства в целом. То, что погубило нашу Великую страну, в которой сознательно и последовательно уничтожалась духовная первооснова. Внедрение в Госидеологию знаменитого хрущёвского  тезиса: «Догоним и перегоним Америку» - это нацеливание народа на Гонку Потребления. А она не менее губительна, чем Гонка Вооружений.

  В конце концов, в 1973 г. уехал в Свердловск. Это было связано с рождением дочери и необходимостью иметь сколько-нибудь стабильный заработок. А ещё - продолжение достаточно мучительных поисков собственного пути в жизни. Так я оказался на телевидении, куда пришел устраиваться режиссёром. Но попал в журналисты, поскольку свободных режиссёрских ставок не оказалось. Начало было многообещающим. Первую же мою журналистскую работу - очерк о жгучих проблемах молодёжного досуга в маленьком рабочем городке запретили после грозного звонка из Верхне-Пышминского Горкома Партии. Правда о формализме и показухе была не ко двору. Тем не менее, я проработал в редакции Молодёжного вещания ТВ и Радио в Свердловском Комитете по телевидению и радиовещанию до 1975 года. Это была учёба без дураков. За дни пребывания в должности корреспондента-побегунчика побывал на многих промышленных гигантах Среднего Урала, Вёл цикл передач военно-патриотического характера. Делал репортажи для радио. Писал заметки в окружную военную  газету. Пробовал сочинять пьесы и сценарии для Свердловской киностудии.

В 1975 году перебрался в Оренбург и сразу пришёл на телевидение. Меня охотно взяли сразу же Старшим редактором в редакции Промышленных передач (Экономики). И пошло-поехало. После Свердловска, оренбургские заводы казались ремесленными артелями. Единственный Завод - знаменитый Орский ЮУМЗ. И ещё, конечно же, Новотроицкий ОХМК, хотя и они были сильно уменьшенной копией Уралмаша и Нижнетагильского Меткомбината. Но в Оренбурге есть то, чего в Свердловске не было. Оренбург - это Степи, Село. Именно сельская тематика вывела меня на тесное сотрудничество с Центральным Телевидением. Там существовала регулярно выходящая по воскресеньям популярная программа « Сельский Час». Для этой программы мною и замечательным кинооператором Виктором Шукояном  за несколько лет было подготовлено изрядное количество телевизионных очерков о людях оренбургского села. Всякий раз, сняв материал, я выезжал в Москву и там готовил очерки к эфиру, участвуя в монтаже и озвучке. То была великая школа журналистского мастерства от таких корифеев ЦТ, как С. Торчинский,  Г. Фрумкин, Б. Брацило, М. Точилина и других высоких профессионалов. Работа радовала. Работал взахлёб.

В Оренбурге моей «фишкой» стали передачи о жилищном и промышленном строительстве. Город испытал прилив финансирования и людей в связи со строительством Газового Комплекса и газопровода «Оренбург-Западная граница» Здесь судьба  свела меня с Виктором Степановичем Черномырдиным, тогда директором Газзавода, с которым мы поддерживали добрые отношения до его кончины. Наособицу среди строителей выделялся управляющий трестом «Оренбургнефтехиммонтаж»  В.В. Шаталов, под чьим руководством поставлен мост через Урал, ставший символом города. Вовлечённость в городские проблемы сблизила с ещё одном незаурядным  горожанином - Юрием Дмитриевичем Гаранькиным. Это были МАСШТАБНЫЕ личности.

В 1979 году началал работать над сатирической телепрограммой «СЕРДИТАЯ КАМЕРА». Ежемесячно мы выдавали в эфир тридцатиминутный выпуск, состоявший из киносюжетов, фоторепортажей, рисованных комиксов, и фельетонов, которые исполняли актёры нашей «Драмы». Программа по своему настрою и содержанию резко контрастировала с тем, что показывалось в Новостях и других программах. Сюжеты «СК» носили разоблачительный характер, отличались сатирической заострённостью. В те годы я не занимался литературным творчеством, полностью погружённый в то, что называют «Злобой Дня». Но тексты «СК» требовали серьёзной работы со словом и во многих случаях фельетонной, басенной стилистики. Некоторые из тогдашних моих коллег ожидали, что программу вот-вот «закроют». Но время шло, «Камера» работала, несмотря на довольно болезненные уколы чиновникам. В чём причина популярности и «живучести»? Прежде всего, в доказательности. В помощи товарищей. Среди них первый - Владимир Григорьевич Альтов, ветеран Войны, партизан, журналист, писатель-краевед, добрый и внимательнейший редактор, тогдашний Председатель телерадиокомитета, не раз защищавший наше детище от демагогических наскоков чиновников. А ещё - друзья и единомышленники: Владимир Федотов, Виктор Шукоян, Юрий Карасевич, Николай Рукавицын. А ещё - в востребованности у зрителя, которому обрыдли бодрые рапорты на фоне пустых магазинных полок, вопиющей бесхозяйственности, чванстве чиновников и всего того, что сегодня некоторые с непонятной ностальгией  ласкательно именую «Застоем». Общество не осознавало до конца происходящего, а СССР неуклонно двигался в той точке, где накатанные рельсы обрывались и состав во главе с локомотивом - КПСС  покатился под откос Истории.

 В 1988 году я был назначен Председателем Комитета по Телевидению и Радиовещания. К назначению  не стремился, т. к. хотел стать Собкором Гостелерадио СССР и меня в Москве приглашали на работу. К  тому моменту я уже работал корреспондентом радиостанции «Маяк» и не было недели, когда я не выходил в прямой эфир общесоюзного радио с острыми репортажами. Однако, чиновники Обкома партии воспрепятствовали переходу, не согласовывая мою кандидатуру - (Существовала такая практика согласований-«одобрямсов»). Пришлось подчиниться партийной дисциплине. Так стал я НАЧАЛЬНИКОМ. И проработал в должности до 2012 года. Своеобразный рекорд в системе гостелерадиовещания.

   Китайцы говорят: «Не дай Бог жить в эпоху перемен». Тем более, становится руководителем СМИ. Но, как говорят, коль взялся гуж, не говори, что не дюж. Работал, палат каменных не нажил. Зато ГТРК  «Оренбург» за эти годы стала одним из признанных лидеров регионального телерадиовещания, о чём          свидетельствуют десятки Дипломов Российских и Международных Теле и Радиофестивалей.  Я  избран был членом Академии Российского Телевидения, членом Президиума Международной Академии Телевидения и Радиовещания. 

  Администрируя,  по-прежнему оставался действующим журналистом. Побывал на Украине, в Белоруссии, Узбекистане, Китае, Афганистане, Чечне, на АПЛ «Оренбург», в ряде стран дальнего зарубежья. По-прежнему много работал в городе и области. Был автором и ведущим культурологических программ на Радио и телеканале «Культура». Решал злободневнейшие вопросы существования коллектива - в первую голову вопроса выплаты зарплаты, средства на которую, регулярно задерживались как Москвой, так и местными властями. Пережили мы и два трагических события - ГКЧП в 1991 г. и Гражданскую войну в Москве в октябре 1993 года.

В эти годы вернулась ко мне и Литература. Я начал писать стихи после долгого перерыва. Но, писал, в основном, в стол. Хотя два стихотворения: «Пушкин у Татищевой Крепости» и «Прощание с Форштадтом» опубликованы были в газете «Южный Урал». В 1998 году подборку стихов буквально выманил-выкрал А.Ф. Стручков - наш земляк, тогда директор издательства «Московский Писатель» и выпустил сборник «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ СТИХИ» под редакцией В. Перкина, (умопомрачительным по теперешним временам) тиражом - три тысячи экз. Это грело самолюбие. Однако, внушало и некий трепет. Смогу ли набрать стихи для следующей книги? И где их печатать?

Однако, продолжал писать. Но теперь появилась новая возможность - начал выходить литературный альманах «Гостиный Двор», к созданию которого приложил руку и я. Там напечатано многое  написанное. Интересующихся отсылаю к архиву альманаха, превратившегося со временем в журнал «ГОСТИНЫЙ ДВОРЪ». Сложились добрые отношения и с издательством «ДИМУР» и его руководительницей З.М. Мурашко. Начали выходить книги: «Два Голоса», «Мой Дорожный сундучок», «Личное Дело».

С этой книгой напрямую связаны события личной жизни. В 70-е годы мне в руки попали Послужные Списки предков, долгие годы пребывавшие под спудом в архивах КГБ. Они подшиты были в следственное дело деда, арестованного на волне массовых репрессий. Из этих бумаг я ВПЕРВЫЕ узнал, кем были мои пра-пра-деды- славные морские офицеры, адмиралы Русского флота, участники морских сражений, осваиватели российского Дальнего Востока и побережья Тихого океана. На протяжении нескольких лет вместе с дядей - участником ВОВ, полковником, писателем В.К. Рыковым, сотрудником Музея Революции в Москве, мы добрались до глубин родословия, уходивших в 17 век и глубже, в Смоленскую губернию. Начало рода в рядах Детей Боярских, Смоленской Шляхты. Люди небогатые, наши предки, как правило, были людьми военными, служили Отчизне с оружием в руках и в годы Смуты, и во время Отечественной войны 1812 г. И во время Крымской войны, и в Первую Мировую. А параллельно узнавал многое о судьбе других предков. В лихие советские времена эти знания взрослые от меня утаивали по вполне понятной причине - боялись, что в любой момент может завращаться  кровавая мясорубка репрессий. Немало приложил руку к формированию моего исторического сознания дед по материнской линии С.В. Кашинцев - книгочей и любитель истории. Он оставил воспоминания о прожитой жизни, которые я  опубликовал в «Гостином Дворе» под названием «Сын беспощадного века». Занимался фотографией. Имел несколько выставок фоторабот. Выпустил фотопоэтичскую книгу «Дороги, которые нас выбирают». А всего - 15 книг поэзии, прозы, драматургии.

Одновременно начал работать в нашем Госуниверситете, куда меня пригласил тогдашний ректор В.А. Бондаренко. Он попросил создать факультет Журналистики. Создал.  Руководил  им десять лет. Мы подготовили целую когорту высокопрофессиональных журналистов, составляющих костяк оренбургских СМИ, работающих и заметных на федеральных каналах.

Прожитая жизнь и особенности работы журналиста, который видит многое, со многими общается, сопереживает чужим горестям, радуется успехам людей, негодует по поводу неустройства и шатаний, позволили накопить большой запас знаний о людях. Появилось понимание механизмов и закономерностей, которые управляют человеческими судьбами. Огромную роль в моём человеческом становлении, а значит, и в творческом росте сыграли учительница Литературы в школе - Заслуженный Учитель РФ И.С. Лубэ,  И. Г. Павлычев партийный работник, казак, Р. А.Храмов - нефтяник, председатель благотворительного фонда «Совесть», А.Х. Заверюха - крестьянин, вице-премьер Правительства России, художники: Н.П. Ерышев и Ю.А. Рысухин, писатели Н.Ф. Корсунов, А.Ф. Стручков, Н.Ю. Кожевникова, В.Н. Кузнецов, Л. У. Звонарёва, Е.В. Степанов и многие другие. Много людей...  Особое  место в судьбе занимает Владыка Леонтий (Бондарь)- Митрополит Оренбургский и Бузулукский (Царствие ему Небесное). Беседы с Владыкой, ненавязчивые его поучения помогли вспомнить, что я крещён, с раннего детства  воспитывался бабушкой Е.А. Кашинцевой в традициях Русского Православия. Такое возникло ощущение после общения с этим незаурядным, высокообразованным человеком, видным церковным деятелем, будто я, подобно Блудному Сыну из евангельской притчи, вернулся в Родной Дом...  

   В стихотворных размерах показалось тесно. Отсюда проза и первый роман «Биоценоз», вышедший в московском издательстве «Вест-Консалтинг» Увидели свет повести и рассказы: «Сексот», «Анютины Глазки», «Звонок в Дверь». «Засрак и Анемподист», «Возвращение ветра». Вышли поэтические книги: « Мы забываем, чтобы вспоминать», «Излом», «На пути в Дамаск», « Я о Родине плачу». В 2012 году вдруг неожиданно для самого себя сочинил слова и музыку и записал диск  «Охальных Песенок».  Вернулся  и в драматургию. Написаны и поставленные три пьесы: «Гибель Пеклевановска», Ярослав  Мудрый», «Позови меня в Прошлое». Две из них поставил Рифкат Исрафилов - Художественный Руководитель Оренбургского Драматического театра им.Горького. Народный артист России. Мне же позволено было осуществить постановку драмы «Ярослав Мудрый». Так я вернулся и в профессию, с которой начинал свою творческую жизнь.

Сейчас продолжаю писать и поэзию, и прозу, публикуюсь в журналах «Москва», «Гостиный ДворЪ» «Урал», на поэтических и прозаических сайтах в России и на Украине, люблю встречаться с читателями в библиотеках города и селах. Презентовал свои работы в литературной гостиной Булгаковского Дома в Москве, выступал со своими произведениями в Болгарии и Черногории. И вновь почти ежедневная работа над рукописями.

Мою страницу  на электронном ресурсе «Проза ру» предваряют такие мои слова, если угодно, девиз: «ЖИВУ. ПИШУ, ЧЕГО И ВАМ ЖЕЛАЮ».

А дальше - как Бог даст.

 

14.12.19.

Оренбург

 



Источник :

Рыков Павел Георгиевич // Оренбургская биографическая энциклопедия / сост. Л. Н. Большаков. – Оренбург ; М., 2000. – С. 234.

Библиография :

Произведения П. Г. Рыкова в фондах ООУНБ им. Н. К. Крупской:

1.     Рыков, П. Г. Биоценоз : роман / П. Г. Рыков. - М. : Вест-Консалтинг, 2013. - 230 с. : портр.

2.     Рыков, П. Г. Год рождения 1945 : стихотворения, поэмы / П. Г. Рыков. - Оренбург : Димур, 2015. - 56 с. : ил, портр.

3.     Рыков, П. Два голоса : лирика / П. Рыков. - Оренбург : Димур, 2002. - 88 с.

4.     Рыков, П. Г. Дороги, которые нас выбирают : фотоальбом / П. Г. Рыков. - Оренбург : Димур, 2012. - 480 с. : ил.

5.     Рыков, П. Г. Избранное : в 3 т. / Павел Рыков . - Оренбург : Димур, 2016. - 276 с.

6.     Рыков, П. Г. Личное дело : опыты документальной поэзии / П. Г. Рыков ; Оренб. гос. ун-т. - Оренбург : Димур, 2011. - 160 с. : ил., фот.

7.     Рыков, П. Г. Мой дорожный сундучок / Павел Рыков. - Оренбург : Димур, 2008. - 336 с.

8.     Рыков, П. Г. Мы забываем, чтобы вспомнить / П. Рыков. - Оренбург : Димур, 2005. - 96 с.

9.     Рыков, П. Г. На пути в Дамаск : стихи / П. Г. Рыков ; худож. С. Бочкарев. - М. : Нонпарелъ, 2017. - 64 с. : ил.

10. Рыков, П. Г. Провинциальные стихи / П. Г. Рыков. - Москва : Московский писатель, 1998. - 93 с

11. Рыков, П. Г. Скоморошины : лирика / Павел Рыков. - Оренбург : Университет, 2019. - 138, [3] с.

12. Рыков, П. Г. Я о Родине плачу : [стихотворения] / П. Г. Рыков. - Москва : Вест-Консалтинг, 2018. - 68 с. : портр. 

 

Библиография:

1.  Рыков Павел Георгиевич // Кто есть кто в Оренбургской области : информ.-аналит. бюллетень "Аспект" / ред. Ю. Мещанинов. - Вып. 1. - Оренбург, 1998. - С. 69.

2.  Рыков П. Павел Рыков : «Лучший канал - выключенный телевизор» / записала Т. Семененко // Оренбуржье. - 2006. - 21 января. - С.7.

3.  Рыков П. Сорок лет вместе / П. Рыков; беседу вела С. Бакулина // Оренбуржье. - 2001. -27 сентября. - С.5.

4.  Емельянова Н. Сквозь призму собственной души / Н. Емельянова // Южный Урал. - 2011. - 10 марта. - С.32.

5.  Соколова В. Увидеть войну за одну ночь  / Соколова В. // Южный Урал. - 2015. - 8 апреля. - С.23.

6.  Филиппов А. Детективная основа - не главное...// Гостиный двор. - 2014. - N44. - С.222-223.

7.  Филиппов А. Не личное дело Павла Рыкова / Филиппов А. // Гостиный двор. - 2011. - N36. - С.122-123.

8.  Фролов С. О поэзии Павла Рыкова / С. Фролов // Гостиный двор. - 2012. - N38. - С.144-145.

 

  Просмотров: 702