Партнеры


  Расширенный поиск

195 лет назад 1 августа 1822 года

родился Аполлон Александрович Григорьев (1822 – 1864) – поэт, литературный и театральный критик. В Оренбурге жил с 9 июня 1861 по 5 июня 1862 года.

Аполлон Александрович Григорьев, русский поэт, литературный и театральный критик, жил в Оренбурге с 9 июня 1861 года по 5 июня 1862 года. Причиной «бегства» Григорьева из Петербурга в провинцию были расхождения поэта с редакцией журнала «Время» и некоторые обстоятельства личной жизни. В Оренбург Григорьев отправился из Петербурга (по маршруту Тверь - Ярославль – Казань – Самара – Бузулук) с Марией Федоровной Дубровской. О сложных взаимоотношениях с ней Григорьев рассказал в поэме «Вверх по Волге», созданной в год отъезда из Оренбурга. В Оренбурге поэтом были написаны статьи о Л. Н. Толстом и Н. А. Некрасове, переведен «Чайльд-Гарольд» Байрона, в зале Оренбургского благородного собрания прочитаны четыре публичные лекции о Пушкине.

Лекции А. Григорьева  были импровизациями. Он  сам писал о своих лекциях Н. Н. Страхову  в письме от 19 января 1862 г.: «...Мои лекции собрали для здешних бедных 320 руб. серебром …Что тебе сказать о них? Идеи мои о Пушкине ты более или менее знаешь, - импровизаторская способность во мне как-то с летами укрепляется... Первая лекция, направленная преимущественно против теоретиков, - а здесь, как и везде, все, кто читают, их последователи, - привела  в немалое недоумение. Вторая кончилась сильнейшими рукоплесканиями. В третьей защитою Пушкина как гражданина и народного поэта я озлобил всех понимавших до мрачного молчания. В четвертой  я спокойно ругался над поэзией «о Ваньке ражем» и о «купце, у коего украден был калач», обращаясь прямо к поколению, «которое ничего, кроме Некрасова, не читало»... Что ни одной своей лекции я заранее не обдумывал — в этом едва ли ты усомнишься. Одно только и было  мною заранее обдумано — заключение»

Сохранились воспоминания слушавших эти лекции. В газете «Оренбургский листок» (№ 2, 5/I) в 1903 году в разделе «Оренбургская старина» были опубликованы воспоминания бывшего кадета, подписанные   Г. А.  Г–в, видимо, перепечатанные из «Уральского листка», в которых переданы впечатления слушателей от этих лекций: «Большое оживление  в городе производили публичные лекции прибывшего в Оренбург и поступившего преподавателем в наш корпус известного критика Аполлона Григорьева. Он читал лекции по русской литературе в дворянском собрании. Несмотря на довольно высокую плату за места в зале, лекции Григорьева были многолюдны; в особенности много бывало дам членов благотворительного общества, в пользу которого поступали деньги от лекций. Обыкновенно на этих лекциях Григорьев выходил сначала на эстраду в приличном виде, но во время лекции, разгорячась, срывал с рук сначала перчатки, затем начинал лохматить волосы на голове, а волосы у него были до плеч, засучивал рукава, отрывая запонки, ероша беспрерывно бороду и усы и пр. Вообще к концу лекции Григорьев представлял из себя довольно смешную фигуру. По общему отзыву лекции его слушались с захватывающим интересом: он говорил живо и увлекательно» .

     Приехав в Оренбургский Неплюевский кадетский корпус «учителем 3-го рода по предмету русского языка», Григорьев с увлечением занялся преподаванием словесности (в письмах из Оренбурга он сообщал о своих нововведениях в преподавании). Среди оренбуржцев поэт нашел не только расположенных к нему людей – полковника Митурича, учителя Лебедева, актера Алюева, бывшего своего ученика; ученого-ориенталиста В.В.Григорьева, но и интересного для него литератора – оренбургского писателя С. Н. Федорова, печатавшего в «Искре» свои произведения под псевдонимом Буки-Ба.

     Впечатления поэта об Оренбурге высказаны им в письмах к Н. Н. Страхову и М. П. Погодину. В этих высказываниях иного эмоций, иногда проскальзывает некоторая противоречивость. Поэту приписывают четверостишие об Оренбурге:

                                             Скучный город скучной степи,

                                             Самовластья гнусный стан,

                                             У ворот – острог да цепи,

                                            А внутри – иль хам, иль хан.       

Романтику Григорьеву недоставало в Оренбурге старинных соборов, древних икон, отсюда его сетование на Оренбург как на искусственный город, город без истории и традиций.

В письме М. П. Погодину (от 16 сентября 1861) А. Григорьев высказывает не только свое мнение  о городе и службе в нем, но и делится мыслями о постановке образования вообще и в военных заведениях в частности:   … Там я большею частью ненужный человек. Здесь, в Оренбурге, уча русскому языку, честно и ревностно стараясь будить любовь к народности, к преданию, к церкви, к изящному, я, по крайней мере, не бесполезный рабочий…

В письме Н. Н. Страхову  от 19 января 1862 г.  А. Григорьев  пишет:    « …  Провинциальная жизнь, которую, наконец, я стал понимать, внушит мне, кажется, книгу вроде Путешествий Гейне под названием «Глушь»... Сюда войдут и заграничные мои странствия, и первое странствие по России, и жажда старых городов, и Волга, как она мне рисовалась. И Петербург издали, и любовь - ненависть к Москве, подавившей собою вольное развитие местностей…, - вся нравственная жизнь, может быть…».

     Произведений Григорьева, связанных с Оренбургским краем, особенно сатирического характера, известно немного, и сохранились они лишь в воспоминаниях современников поэта.

 

А. Г. Прокофьева, доктор педагогических

наук, профессор,

ведущий сотрудник УрО РАН



Источник :

Григорьев Аполлон Александрович // Прокофьева, А. Г. Литературное Оренбуржье : биобиблиогр. словарь / А. Г. Прокофьева, В. Ю. Прокофьева, О. В. Федосова, Г. Ф. Хомутов. – Оренбург, 2006. – С. 59.