Партнеры


  Расширенный поиск

230 лет назад 15 августа 1787 года

родился Александр Александрович Алябьев (1787-1851), известный русский композитор. С 1833 по 1835 г. находился в ссылке в Оренбурге.

Родился в Тобольске. Происходил из старинного дворянского рода. Получил домашнее образование, затем окончил Московский университет. Служил по горному ведомству. Добровольцем участвовал в Отечественной войне 1812 г., дойдя до Парижа.

В 1823 г. вышел в отставку подполковником и начал серьёзно заниматься музыкой. В том же году Алябьев написал оперу «Лунная ночь, или Домовые», сразу же поставленную в Петербурге. В 1825 г. совместно с А. Н. Верстовским создал пролог «Торжество муз» к открытию Большого театра и музыку к водевилю Н. И. Хмельницкого «Новая шалость, или Театральное сражение».

Вскоре в его жизнь вмешалась трагическая случайность: он был несправедливо обвинён в убийстве во время карточной игры и сослан в Тобольск, откуда переведён сначала на Кавказ, а затем в Оренбург, куда  приехал осенью 1833 г.

В гнетущем состоянии духа он попадает в город, где его никто не ждет. Ничего хорошего не предвещало, казалось, знакомство с Оренбургом. Но здесь ему снова повезло: генерал-губернатором города был в это время Василий Алексеевич Перовский, участник войны 1812 г. Будучи причастным одно время к тайному декабристскому обществу, он сочувствовал ссыльным и пытался всячески облегчить их участь.

Знакомство с Перовским, умным, образованным, обаятельным человеком, любившим поэзию Пушкина и знавшим его лично (Пушкин, будучи в Оренбурге, останавливался у Перовского), было весьма приятным сюрпризом для Алябьева.

Жили в Оренбурге и другие интересные и близкие по духу Александру Алябьеву люди. И среди них — автор «Толкового словаря» Владимир Иванович Даль, служивший в канцелярии Перовского. Алябьев и Даль иной раз проводили в беседах целые дни. На текст  В. Даля  А. Алябьев сочинил хор.

Другой человек, в котором весьма нуждался Алябьев в Оренбурге, был Василий Николаевич Верстовский, брат друга Алябьева композитора Верстовского. Василий Николаевич тоже был музыкант — скрипач и пианист. Отныне Алябьев будет показывать ему все сочинения, написанные в Оренбурге, ибо нашел в нем знающего, тонкого музыкального критика.

Алябьев пишет Алексею Николаевичу Верстовскому: «...мнением твоего брата я дорожу, он славный и с душою музыкант; нет той минуты, чтоб мы не были вместе».

Почувствовав на Кавказе вкус к народной музыке, композитор в Оренбурге интересуется музыкой народов Заволжья и Средней Азии, создает «Башкирскую увертюру».

Так же, как и в Тобольске, Алябьев много сил отдает организации музыкальной жизни в Оренбурге, работает с оркестром, устраивает музыкальные вечера, где выступает вместе с В. Верстовским. Здесь он сочиняет самые разнообразные произведения, в том числе и оперу «Эдвин и Оскар».

Кроме того, Алябьев занимается в Оренбурге инструментовкой своих романсов, среди которых: «Ясны очи, черны очи, мне вас больше не видать...» и «Я помню чудное мгновенье...», написанный им еще в Тобольске.

Многие дворянские семьи в Оренбурге приглашали Алябьева на домашние вечера, желая услышать его исполнение собственных сочинений.

Часто бывает он в семье предводителя уездного дворянства Егора Николаевича Тимашева, участника сражений Отечественной войны. Жена Тимашева была широко образованной женщиной и к тому же талантливой поэтессой. Познакомившись с Пушкиным, Тимашева посвятила поэту два стихотворения. Александр Сергеевич ответил ей тоже стихотворением: «Я видел их, я их читал...».

В имении Тимашевых Алябьеву хорошо работалось, именно там он записал много мелодий народной башкирской музыки, которые вошли в «Башкирскую увертюру» и в сборник азиатских песен, посвященный В.А. Перовскому.

В Оренбурге Алябьев занимается камерной инструментальной музыкой, создает прекрасное трио а-mоll для фортепиано, скрипки и виолончели.

И конечно, Алябьев по-прежнему сочиняет романсы. Особенно близкими ему оказались стихи Ивана Козлова, и в деревенских просторах тимашевского имения Алябьев создает романс «В тиши села уединенной...».

Губернатор Перовский всерьез проникся заботой о судьбе Алябьева. Он энергично хлопочет о нем, лично подает Николаю I ходатайство за композитора.

И, в конечном счете это подействовало: в 1835 г. Алябьеву разрешено жить у родных в Московской губернии. Перовский не только зачислил Алябьева в свою канцелярию, но и обеспечил ему возможность — якобы по делам службы — бывать в Москве.

Только в 1843 г. Алябьев получил разрешение вернуться в Москву.

В годы ссылки композитор записал много кавказских, башкирских, киргизских, туркменских и татарских народных песен, открыв одним из первых эту область национального фольклора для русских музыкантов.

Он продолжал писать оперы и оперетты, однако наибольшую известность приобрёл как мастер романса. Им создано свыше 150 романсов и песен. Алябьев раньше многих композиторов обратился к поэзии А. С. Пушкина, положив на музыку такие стихотворения, как «Я вас любил…», «Увы, зачем она блистает…», «Зимняя дорога» и др. Кроме того, ему принадлежат романсы «Вечерний звон», «Вечерком румяну зорьку…», «Я вижу образ твой…», «Нищая».

Истинную славу автору принёс «Соловей» на стихи А. А. Дельвига. Он стал любимым романсом у нескольких поколений исполнителей и слушателей.

Умер Александр Александрович Алябьев 6 марта 1851 года, и был похоронен в семейном склепе возле Симонова монастыря в Москве. Через год там же была похоронена и его жена.



Источник :

Алябьев Александр Александрович // Оренбургская биографическая энциклопедия / сост. Л.Н. Большаков. – Оренбург : Оренб. кн. изд–во ; М. : Русская кн., 2000. – С.  16.

Библиография :

1.  Гройсман, А. Г. Концертная жизнь Оренбурга в XIX - начале XX века  / А. Г. Гройсман // Оренбург вчера, сегодня, завтра : исторический и социокультурный опыт : материалы и тезисы Всероссийской научно–практической конференции, посвященной 260–летию г. Оренбурга / Оренб. гос. ун-т, Оренб. гос. аграрный ун-т, Оренб. гос. пед. ун-т, Оренб. гос. ин-т искусств им. Л. и М. Ростроповичей.  – Оренбург: Димур, 2003. – С. 245–247.

2.  Доброхотов, Б. В. Александр Алябьев : творческий путь / Б. В. Доброхотов; Гос. центр. музей муз. культуры им. М.И. Глинки. - М. : Музыка, 1966. - 319 с.

3.  Кожевникова, Н.  И вновь Алябьев зазвучал / Н. Кожевникова // Южный Урал. – 2001. – 28 апреля. – С. 2.

4.   «Оренбургский певец».  Алябьев Александр Александрович (1787–1851)  // Савельзон, В. Л. Оренбургская история в лицах : Портреты на фоне эпохи  / В.Л. Савельзон. - 2-е изд., доп. и перераб. – Оренбург :  Южный Урал, 2007. -  С. 120–125.

5.   Оренбургский период творчества Александра Алябьева // Хавторин, Б.П. Музыкальная культура Оренбуржья: история и современность (архивные изыскания)  : монография / Б. П. Хавторин ; Оренб. гос. ин-т искусств им. Л. и М. Ростроповичей.  –  М. : Композитор, 2006. –  С. 72– 97.                                                                                                       

6.  Оренбургский период творчества Александра Алябьева // Хавторин, Б. П. История музыкальной культуры Оренбургского края (XVIII-XX века) / Б. Хавторин; Оренб. гос. ин-т искусств им. Л. и М. Ростроповичей.  -  Оренбург:  Южный Урал, 2004. – С. 141–160.

7.  Павлова, Е. «Что-то слышится родное...» / Е. Павлова // Вечерний Оренбург. – 2001. – 26 апреля. – С. 5.

8.  Романенко, Н.  «Сослать в Оренбург для поправления здоровья...»  / Н. Романенко  // Вечерний Оренбург. – 2003. – 18 сентября. – С. 9.

9.  Русский соловей : к 225-летию со дня рождения композитора А.А. Алябьева (1787 - 1851 гг.). - Пущино : Фотон-век, [2012]. - 12 с.

10.  Савельзон, В. Начало Оренбуржья: о дамах и не только о них / В. Савельзон  // Оренбуржье. – 2005. – 6 июля. – С. 29.

11.  Трайнин, В. Я. Александр Александрович Алябьев : 1787-1851 : краткий очерк жизни и творчества / В. Я. Трайнин. - Л. : Музыка, 1969. - 94 с.

12.  Фурсова, Е.  «Вечерний звон» навеял Оренбург? / Е. Фурсова  // Культура и искусство Оренбуржья. – 2011. – № 4. – С. 19–20.

13.  Хавторин, Б. П. Александр Алябьев в оренбургской ссылке : к 150-летию со дня смерти композитора / Оренб. гос. ин-т искусств им. Л. и М. Ростроповичей. - Оренбург, 2001. - 71 с. 

14.  Штейнпресс, Б. С. А.А. Алябьев в изгнании / Б. С. Штейнпресс. - М. : Музгиз, 1959. - 148 с.

15.  Штейнпресс, Б. С. Биография «Соловья» / Б.С. Штейнпресс. - М. : Сов. композитор, 1968. - 54 с.

16   Штейнпресс, Б. С. Страницы из жизни А.А. Алябьева  / Б.С. Штейнпресс. - М. : Музгиз, 1956. - 403 с.